Одной только физической монополией взлет цен объяснить нельзя. В России свыше четырех десятков практически однопрофильных нефтеперерабатывающих заводов, чуть меньше весьма схожих по ассортименту химических комбинатов, предприятий минудобрений, синтетического каучука, бесчисленное множество колхозов, совхозов, мясокомбинатов, хлебозаводов, трикотажных, чулочно-носочных и прочих фабрик.

Однако все они, не будучи монополистами и получив значительную свободу действий, не вступили в конкурентные отношения между собой, а согласованно задрав цены, предпочли выживать поодиночке за счет подставных кооперативов и коммерческих структур. Любопытно, что наибольший подъем цен и наибольший спад производства наблюдался в прошлом году

как раз в физически менее монополизированных отраслях промышленности.

Сегодня рекламируют приватизацию и одновременно сетуют на то, что приватизированные предприятия «не получают достаточной государственной поддержки”. Но если такие предприятия в такой поддержке нуждаться продолжают, то какова цель этой поспешной смены собственников в условиях господства посреднического рынка? Нет смысла здесь останавливаться на этом вопросе. Ясно, чтобы не остаться без фабрик, российскую промышленность следует реорганизовать.

Ставку надо делать на создание крупных, широко диверсифицированных предприятий-корпораций. Вертикальный тип объединения может быть основным, но нет каких-либо препятствий и к организации конгломератов, состоящих в том числе из производств, технологически слабо или совсем не связанных со стержневой цепочкой переделов от сырья до конечной продукции. Корпорации целесообразно формировать в виде промышленно-финансовых объединений.

Уже года два тому назад в стране начался стихийный процесс создания «корпораций» и «ассоциаций». Это была попытка самосохранения ведомственных структур. Объединения формировались по привычному горизонтально-отраслевому принципу. По мере развертывания инфляции вошедшие в такие «ассоциации» предприятия предпочли «борьбу каждого против всех» -нахождение в горизонтальных монополиях нового типа им ничего не давало: цены они могли устанавливать сами, контроль за калькуляцией был отменен, свободная торговля с «ближним» и «дальним» зарубежьем была объявлена. Иначе говоря, сами по себе в ближайшее время крупные финансово-промышленные объединения в достаточном количестве в России возникнуть не смогут. Их придется специально организовывать. В противном случае экономика будет вращаться в порочном кругу, когда инфляция мешает стабилизировать производство, а падение производства стимулирует инфляцию. Переломить тенденцию только мерами по сжатию денежной массы не удается. В общем случае необходимо встречное движение — без роста производства и товарооборота одни манипуляции деньгами рубль не стабилизируют.

В наших условиях подойти со стороны производства можно, только опираясь на крупные корпорации. Участников надо подбирать не локально, а как можно шире по территории страны.

Основное назначение корпораций состоит в создании так называемой многомерной экономики, в которой формы собственности носят подчиненный характер. Под многомерностью подразумевается диверсификация форм собственности, гибкая структура экономики с перетоками управляющих воздействий от государства к корпорации и аутсайдерам.

России очень нужны крупные предприятия, чтобы удовлетворить внутренние потребности и конкурировать на мировом рынке. Такие предприятия в стране пока еще есть.

 

Геннадий АВРЕХ

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению >