Этот пример показывает некое неизменное правило выхода из среды разрушительной ценовой конкуренции: выходящие либо пытаются занять монопольное положение на каком-то участке рынка, либо организуют так называемые «союзы равных», либо в той или иной форме сливаются с крупными корпорациями, во всяком случае, попадают под их патронаж.

В США наблюдается рост корпораций. Исследователи указывают на следующие причины этого явления: 1) экономия на масштабе производства (технологическая экономия); 2) экономия на масштабе сферы деятельности (экономия на диверсификации продуктов и рынков сбыта); 3) экономия на так называемых трансакционных расходах (снижение расходов на функционирование рыночной системы за счет вертикальной интеграции, диверсификации, интернационализации); 4) конкурентные преимущества на отраслевых, национальных или мировых рынках (МЭ и МО, N 9, 1992, с.53-67). По мере укрупнения корпораций менялась их организационная структура — от унитарной формы управления к холдинговой и дивизиональной. В США преобладает теперь дивизиональная форма организации, при которой центральный орган корпорации ведает лишь вопросами стратегии и не вмешивается в текущую деятельность фирм-участников. Но эффективность работы современных крупных корпораций обеспечивается единым планом производства и распределения продукции в границах объединения.

В США государственное вмешательство в экономику осуществляется с запаздыванием, в форме исправления нежелательного отклонения, которое, однако, уже произошло. В Японии, наоборот, государство стремится работать на опережение возникновения хозяйственных проблем, чему во многом способствует особый тип корпоративности японской промышленности.

В современной Японии функционирует конкурентная экономика не только потому, что около 50% производства приходится там на долю мелких и средних предприятий (МЭ и МО, N 3, 1990, с.111-114). В Японии в каждой отрасли действует не одна, а несколько крупных корпораций. Акционерами крупных корпораций выступают преимущественно юридические, а не физические лица. Это корпорации-партнеры трестов, банков, доверительных и страховых

компаний. Индивидуально-частная собственность в Японии характерна только для мелких и средних компаний. Японские корпорации работают в диалоге с правительством.

Важность корпоративного сектора для развитых рыночных экономик различного типа подтверждается тем, что государства оказывают прямую поддержку и помощь именно крупным компаниям, предохраняя их от банкротства. Так было в случаях с компаниями «Крайслер» в США, АЕГ в Германии, «Массей Форпосон” в Канаде и Англии в разгар монетаризма, ударившего, как теперь выясняется, по среднему и мелкому предпринимательству.

ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ РОССИИ

До Второй мировой войны СССР не мог позволить себе иметь промышленность, производственные единицы которой были бы меньше, чем в Германии, а после войны — меньше, чем в США. Почему бы достигнутый таким образом уровень концентрации не обратить во благо?

После отпуска цен в январе 1992 года, вызвавшего их резкий подъем, заговорили о высокой монополизированности российской экономики. Роль монополий преувеличивается, возможно, чтобы оправдать последствия отказа от государственного регулирования цен. В наибольшей мере монополизм в России носит не физический, а организационный характер, присущ не столько производству как таковому, а управлению им, включая и монополизированные посреднические структуры. Нет катастрофы в том, что группа одиночных предприятий выпускает 100% швейных машин, трамвайных рельсов, гидравлических турбин, 96% нержавеющего проката и т.п. Борьба с такого рода монополистами могла бы свестись к обычному, кстати сказать, для рыночных стран, государственному регулированию цен.

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>