Картельные соглашения заключали не только продавцы-производители, но и потребители. В таком «корпоративном» противостоянии снимались такие отрицательные последствия ценовой конкуренции, как снижение качества товаров во имя их дешевизны и рост трансакционных расходов, в частности, на рекламу, заключение контрактов и сбыт. Снижение числа слабых конкурентов не только не уничтожает конкуренцию, а наоборот, усиливает ее, одновременно наполняя положительным содержанием. В американской книге, вышедшей сто лет тому назад, можно прочитать: «На синдикаты следует смотреть как на логически развившийся кульминационный пункт деятельности экономических сил, которые постоянно заняты уменьшением наличного числа конкурентов, увеличивая в то же время их величину и размер энергии, посвященной на состязание…»

Объединение предприятий в рыночной экономике происходило и происходит не столько вследствие действия закона концентрации, сколько ради смягчения разрушительной конкуренции (Леви Г. Германские монополии, М. 1936). Конкуренция между крупными корпорациями при «их величине и размере энергии, посвященной на состязание», — явление сложное. Эффективность такого состязания по сравнению с конкуренцией аутсайдеров можно объяснить, используя известные представления, согласно которым чем больший накоплен капитал, тем меньшей ценностью обладает каждая его дополнительная единица, и наоборот, чем меньший накоплен капитал, тем большую ценность заключает его каждая дополнительно приобретаемая единица. Поэтому при конкуренции между средними и мелкими предприятиями для выигрыша бывает достаточно весьма небольшого преимущества, которое может быть получено случайно, по причинам спекулятивного характера. Положение мелких и средних предприятий в конкурентной среде нельзя считать устойчивым.

Несколько иначе конкурируют крупные корпорации. Им, чтобы выиграть в конкурентной борьбе, требуется весьма значительные преимущества либо в объеме дополнительного капитала, либо в виде значимых технологических или организационных новшеств. Когда каждая корпорация стремится к прочному положению в экономике, то все корпорации вынуждены придерживаться схожих стратегий в таких областях, как техника производства, диверсификация и качество продукции, поведение на рынке. Хозяйство в целом оказывается в относительно устойчивом состоянии, несколько сглаживается цикличность экономической конъюнктуры, а схожесть стратегий обостряет конкуренцию между корпорациями. Стремясь к упрочению своего положения, корпорации заинтересованы в завоевании различных сфер хозяйства. Вторгаясь туда, они подрывают монополию и обеспечивают межотраслевые перетоки факторов производства. Так что крупные предприятия не препятствуют состязательности рынка, напротив — усиливают ее.

ОПЫТ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Конечно, каждая страна может успешно совершенствовать свое хозяйство только на собственной основе, прививая заимствования к своим культурным кодам. Это предполагает выборочное использование «демонстрационных эффектов» других стран, особенно если есть какие-то исторические аналогии. По ряду внешних признаков можно говорить, например, о некотором сходстве обстоятельств нынешней России и Германии времен Веймарской республики.
 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>