В свое время Гильфердинг исследовал возникновение мирового финансового интернационала, описал механизм его взаимодействия с «туземными» производительными капиталами и формы экспансии. Среди ранних форм экспансии он назвал расширение пространственного влияния западного либерализма под лозунгом: «Свобода странам, лишенным фабрик». То, что сегодня уготовано «туземным” фабрикам стран Восточной Европы или России, наводит на мысль — экспансия финансового интернационала и на пороге XXI века происходит именно в ее самой старой форме. Только лозунг почти двухсотлетней давности звучит теперь так: «свобода» или фабрики.

Сегодня в России спад производства под прикрытием борьбы с монополиями сопровождается его «атомизацией» до первичного звена — предприятия. И, всерьез рассуждая о благах расчленения крупных комбинатов, нас уже второй год уверяют, что в стране строится современный рынок.

_________________________________________________________

ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ СЕКТОР СОВРЕМЕННОГО РЫНКА

Чтобы рынок выполнял свои основные функции — самофинансирование хозяйствующих субъектов, состязательность, всеобщую связь, — необходимо целенаправленное создание рыночных структур, в том числе в производственном секторе.

Известно, что производящая сфера развитых рыночных экономик включает крупные, сред-

ние и мелкие предприятия, рассредоточенные между государственной, смешанной, корпоративной, индивидуально-частной формами собственности. Это весьма сложная разнообразная по видам концентрации и централизации собственности и производства структура. Рынок регулируется сразу с нескольких сторон — государством, корпорациями и большим количеством организационно разрозненных аутсайдеров.

В зависимости от соотношения сил воздействия названных субъектов создается конкретный тип регулирования рынка. Если производительный сектор подчинен только государству или в нем господствуют аутсайдеры, то приходится иметь дело либо с планово-централизованной системой, либо с тем, что называется «анархией производства». Ни то, ни другое длительных хороших результатов, судя по истории, не приносит. Возможно, поэтому сложилось так, что каркас современных рыночных экономик примерно с начала века образуют крупные корпорации.

Атомизация субъектов рынка отрицает одно из его сущных назначений — выполнять функцию всеобщей хозяйственной связи в условиях «созидательной» конкуренции. О различиях между «созидательной» и «разрушительной» конкуренциями знали еще древние торговцы.

Примерно с 50-х годов прошлого века у деловых людей-практиков стала меняться коллективная точка зрения на «совершенную” конкуренцию как на реальный инструмент регулирования торговой и производственной деятельности. Появилась тяга к объединениям, к «бегству от конкуренции», которая во множестве случаев разрушала хозяйственную жизнь. Причем «объединительная идеология» подпитывалась не книжными идеями социалистических учений,а практикой действия «тружеников рынка».

Теория «совершенной» конкуренции так и осталась теорией. Она предписывала мгновенную, а потому невыполнимую переброску труда и капитала в сферы, где их приложение обещало наивысшую предельную отдачу. Действуя по принципу «каждый против всех», предприниматели попадали в жесточайшую ценовую конкуренцию. В конце прошлого века, например, в Соединенных Штатах в результате такой конкуренции кризисы вспыхивали с периодичностью в полтора года. Стали возникать картели и синдикаты, обеспечивающие для участников приемлемые уровни цен.
 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>