выезд из них бабитов запрещен, пока не вызреет ядро мирового свя­щенного царства равенства и справедливости. После смерти Баба за­мыкание границ произошло естественным путем, поскольку нача­лась осада, во время которой войска шаха несколько раз были разби­ты и отброшены, а бабиты прославились массовой готовностью к му­ченической смерти. Появились посланцы из Индии, которые готови­лись распространять бабизм у себя на родине. Число бабитов стало расти в Иранском Азербайджане, в связи с чем Англия и Россия ста­ли выражать Тегерану обеспокоенность. Д.Долгорукий писал в доне­сениях: «Бабиты силой насаждают коммунизм».

После второго разгрома шахских войск духовенство провозгласи­ло джихад, священную войну. К этому моменту в осажденных крепо­стях начался голод. Долгорукий писал в Россию: «Беспорядки Зенджана окончились. После почти шестимесячной осады шахские вой­ска уничтожили очаг восстания. Бабиты, которые защищались до по­следней возможности и число которых было, наконец, доведено до 20 человек, укрывшихся в одном погребе, были разорваны на куски”.

К лету1850 г. восстание было подавлено, по всей стране шли мас­совые казни, проводимые устрашающими методами. Большое коли­чество бабитов в этот период эмигрировало в Багдад, а оттуда было выслано в Турцию. В эмиграции секта раскололась, причем верной прежнему учению осталась незначительная часть, а большинство по­следовало за новым пророком Баха-Уллой, объявившим себя Спаси­телем, о котором пророчествовал Баб. Его учение, начинавшееся с бабизма, совершенно отвергло всякий революционный пафос и стало развивать мировоззрение закрепившегося эмигрантства. Сохранив­шиеся различные части учения Баба были развернуты таким обра­зом, что сложились в совершенно новую схему. Учение о смене эпох, пророчеств и обновлении смысла бытия, идущее от суфийских шей­хов через бабизм, сохранилось как основное, но в трактовке акцент стал делаться на его сходство с индуизмом, так что вся теория вли­лась в движение экуменизма. Напряжение ожидания пришествия Махди в конце времен оказалось несколько пригашено заявлением о том, что Баха-Улла не является последним пророком, а также вклю­ченной в учение теософской теории эволюции человечества. Баха-Улла писал, что телесная жизнь представляет собой эмбриональную стадию человеческого существования, а освобождение души от тела подобно новому рождению, при котором она переносится в более со­вершенную и свободную жизнь, где продолжает совершенствоваться.

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13