с ответственностью интеллигенции за судьбу культуры и религии, за спасение их от одряхления. Спасение, по Шариати, осуществляется путем обновления, «очищения», которое неразрывно связано с «ду­хом иджтихада» в значении «свободного и независимого научного ис­следования», являющимся великим фактором движения жизни и об­новления в исламе, основывается Шариати на иджтихаде и предпо­лагает труд, совершаемый каждым новым поколением для отделения содержания, стержня религии, от форм временных наслоений, труд возрождения каждым новым поколением религиозной истины.

При некотором формальном сходстве идеи о непрерывной рефор­мации с идеей Троцкого, на что ссылаются исследователи работ Ша­риати, нельзя не заметить принципиальные религиозные различия и избирательность, позволившие Шариати уйти далеко вперед в ре­форматорских разработках и поставить барьер между собой и порож­денным определенной эпохой троцкизмом.

 

5. Левая концепция «исламской” культурной революции

Обоснование нового исламского типа духовного производства разра­батывается Али Шариати в теории «культурной революции» в ряде ра­бот, опубликованных в 70-е годы под общим названием «Искусство в ожидании Спасителя», в которых понятия «искусство» и «религия» объ­являются родственными, а понятие «культура» включает в себя «систе­му верований”. Искусство и религия, по Шариати, родственны постоль­ку, поскольку оба эти явления возникли в результате стремления к раз­рушению преграды между Богом и его творением.

Шариати пишет: «Искусство… пытается приблизить… то, что есть, к тому, что должно быть…, и в конце концов подарить этому миру то, чего в нем нет». И если задачу познания Мира Шариати ставит перед наукой, то задачу его переустройства — перед искусст­вом, которое оказывается проявлением созидательной силы, зало­женной Богом в человеке. При этом Шариати подчеркивает, что «Искусство не игрушка в руках человека; это знак божественного до­верия», поднимающий человека до уровня соучастника творения. Таким образом, занятие искусством в рамках «истинной» религии Шариати соотносит с миссией пророка, для которого искусство — это своего рода религия, «трансцендентная и священная правда», атри­бут божественного. И в идеале творческий процесс, основанный на процессе познания истины, должен стать орудием созидания абст­рактного идеала из конкретного множества, вечного из тленного.

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13