Россия была империей — слово ненавистное для всех прозападных политических деятелей, называющих себя почему-то «демократами», хотя США и сегодня являются империей в том смысле, в котором была Россия (т.е. без колоний), и это не мешает никакой демократии. России и сейчас надо быть великой державой, дающей жизнь, защиту и возможность процветания народам на огромном евразийском пространстве. Но это возможно только в том случае, если все эти народы увидят в центральном правительстве не надменного колонизатора, а защитника и выразителя интересов всех россиян, носителя общей для всех идеологии.

Ошибаются те, кто отождествляет государственную идеологию с какой-либо религией и мировоззрением, ибо религия или мировоззрение регулируют отношение человека к другим людям, к обществу, к государству, исходя из индивидуальных, личностных представлений о мироздании в целом. Государственная же идеология, базируясь на предпочитаемой в обществе шкале ценностей, регулирует отношения между людьми, исходя из критерия их совместного проживания и труда. Сущность мировоззрения — определение своего места в мироздании, сущность идеологии — определение места человека среди других людей.

Отсюда ясно, что государственная идеология не есть смешение мировоззрений, не есть некий «суперэкуменизм» разных религий — это особая система идеалов, целей и приоритетов, при которой различие личных мировоззрений у отдельных граждан не только не должно препятствовать их совместному проживанию и труду в одном обществе и государстве, но, наоборот, максимально сохраняя их мировоззренческое равноправие, должно создавать и стимулировать механизм гармоничного развития всех сторон их общественной жизни: экономики, науки, культуры, религии.

СИЛУЭТЫ НОВОЙ ИДЕИ

Современная идеология государства Российского должна взять нечто от прошлого, но и нечто от настоящего, и нечто от будущего. Государственная идеология России никогда ранее не имела в качестве цели создание российского свободного рынка, а ведь этой цели должны способствовать и определенная общественная этика и философия. Этой цели должны сопутствовать этика и философия социальной защищенности граждан и социальной справедливости, реализуемые через законодательно закрепленные функции государства. Сегодня рынок начали было создавать, а о живых людях, которые должны его строить и при нем жить, не подумали. От рынка, от частной собственности никуда не уйти — они изначальны в человеческой истории. Но соотношение между свободой производить, свободой торговать и свободой потреблять в принципе не может сложиться само собой, — они должны регулироваться государством по критериям национальной идеологии, базирующейся на национально-мировоззренческих свойствах самого народа. Ведь и человек, которому Бог дал все для жизни, не может не только ходить, но даже и стоять, если выключится его сознание.

Совершенно очевидно, что обостренное, в основе своей религиозное чувство социальной справедливости свойственно россиянам на протяжении столетий. Это чувство, конечно, может

принимать подчас у разных людей и в разных условиях извращенный характер — например, зависть. Как же можно не учитывать его, начиная реформы? Но само по себе это чувство природное, оно соответствует и традиционным религиозным представлениям россиян и нуждается в адекватном, без крайностей, выражении как в экономике, так и в политике, так и в культуре. Русский человек, как никто другой, всегда жалел обиженного, пострадавшего (кстати, на этом Б.Н.Ельцин и сделал свою карьеру), всегда делился последним куском со страдающим иноземцем, освобождал ценой своей крови и совершенно бескорыстно другие народы, — всех этих черт и в такой сильной степени мы не найдем более нигде в мире, кроме России. Значит, и русский социализм — это лишь одна из попыток выразить это чувство; другое дело — удачная или нет.
 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>