«Наш орел, наследие Византии, — орел двуглавый. Конечно, сильны и могущественны и одноглавые орлы, но, отсекая нашему русскому орлу одну голову, обращенную на Восток, вы не превратите его в одноглавого орла, вы заставите его только истечь кровью…»

(П.Столыпин)

Выбор государственной религии князем Владимиром в X веке был выбором не только и не столько вероучения, сколько новой государственной идеологии. Послы князя Владимира отвергли и католичество, олицетворяющее тогдашнюю Западную Европу, и ислам, олицетворявший тогда Восток. Они выбрали византийское христианство, синтезирующее в себе как западноевропейские, так и национальные восточные черты. «Когда мы зашли в храм св.Софии в Константинополе, то увидели такую красоту, что не знали: на небе мы или на земле”, — примерно так доложили они князю, который и последовал их совету. Вся дальнейшая история России проходила и проходит под знаком этого выбора.

Несколько позже, при великом князе Иване III, в Россию пришел и прекрасный символ из Константинополя — двуглавый орел, одна голова которого смотрит на восток, другая — на запад, и обе соединены одним телом. Таков и сам Константинополь: одна часть его находится в Европе, другая в Азии, разделяемые проливом.

Этот символ, как нельзя более, подходит к России, разделяемой ныне Уральским хребтом на Европу и Азию. И он прижился в России и даже был коронован — каждая из голов в отдельности, и обе вместе. Это не механическая сумма, а синтез, давший новое качество: восточная и западная культуры, восточный и западный менталитет встретились, соединились, обогатили и дополнили друг друга, преобразуя гармонию человеческого единства. И всегда, когда внутренняя мера, внутренний баланс между восточной и западной ориентацией сохранялся, Россия бурно развивалась и прогрессировала, а когда же баланс нарушался в ту или другую сторону, когда одну из голов пытались отрубить, кровь лилась рекой, одна смута сменяла другую, и не было ни мира, ни согласия, ни порядка. При царе Иоанне IV Грозном казнили за бритье бороды (символ латинства), и кровавый смерч мчался по российской земле. При самозванце пытались силой насадить западное латинство — и вновь война, кровь, смута, разорение.

Петр Великий, бривший бороды боярам, на самом деле лишь выравнивал, хотя и грубо, соотношение между двумя головами, ибо до него был сильный перекос на восток. И в результате основал великую империю, которая долгое время определяла политический климат Европы и части Азии. Относительная гармония сложилась и в XIX веке, что обусловило бурный прогресс Российского государства.

А в середине XIX века схожий выбор встал перед Японией, долго развивавшейся совершенно автономно. Японские посланники направились и в Америку, и в Западную Европу, и в Россию. И самое поразительное — они остановили свой выбор именно на России, и именно потому, что в России был баланс между интеллектом и чувством, рациональным прогрессом и национальными традициями. В 30-е годы XX века в Японии был допущен перекос в сторону Востока, что привело к фашизму, ваше и национальной трагедии. Но теперь Япония — это как бы отражение той России, которую мы утеряли и сейчас ищем. Может быть, теперь Япония поможет нам в этом?
 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>