несколько человек уважают тебя за то, что им хорошо в твоей компании! И тот, кто заявляет, будто в жизни можно до­стичь большего, тот либо полоумный, либо враль! Или не­годяй…»

Он миновал маленькое складское помещеньице, распо­ложенное сразу за кабачком. Собственно, это была при­хожая с выходом во двор, но ей не пользовались, ходили прямо через кабачок. Пройдя между бочек и ящиков, он открыл дверь в кухню.

- Бог в помощь, старая девушка!

- Это твоя тетушка, золотце! Это она — старая де­вушка, дорогой, — отвечала ему жена.

Хозяин кабачка подошел к жене, обнял ее за плечи и поцеловал. Это была крупная, грудастая и широкозадая женщина, уже в летах, но крепкое, здоровое создание с безупречными зубами, живым и острым взглядом черных глаз. Взглянет, ты и с «копылков долой», как говорят в деревне. Под кургузеньким цветастым халатиком из ситца угадывались мощные упругие бедра, и с одного взгляда становилось ясно, что огромные, набухшие груди были та­кими же крепкими и тугими. Трактирщика никак нельзя было назвать коротышкой. Значительно выше среднего ро­ста, он весил килограммов сто, но и жена его ни в чем ему не уступала. Она тоже потянула бы на центнер, однако полнота не портила ее фигуры, которая, несмотря на иск­лючительные габариты, сохраняла статность и соразмер­ность. Халатик сидел на ней очень удачно: она стянула его в талии, из-за чего груди вздымались еще выше, а пыш­ный зад при каждом шаге мерно волновался, что так нра­вится мужчинам. Икры обтягивали синие вязаные чулки, и к тому же она носила красные сегедские домашние туф­ли, что доказывало, как далеко еще их владелице до ста­рости, насколько чужды ей старческие ощущения и вкусы. Вырез на груди открывал безукоризненно белую кожу, а висевшая на шее нитка дешевых красных бус только под­черкивала эту белизну.

- Значит, ты не старая девушка? — спросил трактир­щик. — И даже не моя старая девушка?

- Это мы еще поглядим, золотко, — отвечала женщи­на, с поразительной легкостью высвобождаясь из мужни­ных объятий. — Время покажет, старичок, поглядим, кто будет смеяться последним.

- А может, уже кто-то и смеется, а, моя прелесть?
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200