• Раз-два — и дело с концом! — раздался голос штат­ского.
  • Боже милосердный… — прошептал Ковач.

Он медленно, на всю длину, занес было руку, но тут веки его смежились, и он рухнул на пол. Вытянутая для удара рука его раскрытой ладонью шлепнулась на паркет.

  • Дурак! — выругался штатский. Потом крикнул од­ному из нилашистов:
  • Унесите его отсюда и приведите в чувство!

Ковач заплакал:

  • Нет!.. Нет… Боже… прости мне… мой грех!

Он разрыдался и, когда нилашист, наклонившись, схватил его за руку, завопил, как могут вопить лишь со­шедшие с ума:

  • Нет!.. Нет!!! Боже… Не надо!!!

Уберите же его отсюда, скотина! — заорал на нилашиста штатский. — Заткните ему рот, осел вы этакий!

Потом он повернулся к остальным:

  • Ну! Хватит раздумывать! Хотите наконец домой или нет?

Трактирщик смотрел на него, выставив вперед боль­шую грузную голову.

  • Ну! Кто следующий?
  • Очень хорошо! — сказал блондин. — Можно отправ­ляться в подвал.

Он сошел с лестницы:

  • Очень хорошо!

Кирай, разинув рот, тяжело дыша, смотрел, как нилашист волочит Ковача по полу. Смотрел, как столяр, пы­таясь подняться, вырывается из рук нилашиста и с зажа­тым ладонью ртом продолжает кричать:

  • Нет!!! Боже милосердный… Нет!!!

Нилашист, вывернув ему руки за спину и толкая перед собой, направился в сторону коридора.

 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200