Общее мнение и парламентских и общественных кругов, — нынеший министр народного просвещения гр. Игнатьев является обновителем нашей школы, долие годы стоявшей на точке замерзания. Обладая большой энэргией, проникнутый истинной любовью к просвещению наших трудовых классов, он снискал себе в самых разнородных слоях русскаго народа дан заслуженного уважения и признательности.

Даже те, что недавно еще пугались эго смелых шагов в деле ликвидирования отживших порядков в русской школе, теперь считают его большой созидающей силой, облагораживающей постановку образованы подрастающих поколений русского народа.

Но отдавая должную дань уважения просветительной деятельности гр. Игнатьева, мы не можем порадоваться привлечению в деревенскую школу в качестве учителей наших инвалидов-героев.

Нельзя сомневаться, что в данном случае минкстерством руководило благое желание широко отворить двери деревенской школы нашим героям, предоставив им отдать свои силы на просвещение родной деревни. Но в том-то и беда, что наши инвалиды, как бы они талантливы и работоспособны ни были, не смогут выполнить перед деревней возлагаемых на них ответственных задач, — быть в деревне проводником культуры и просвещения.

Деревня теперь возрождается, деревня предъявляет серьезные запросы к школе, а тут предлагают в качестве руководителя просвещением воина-инвалида, с невысокимъ, разумеется, образовательным уровнем.

Теперь, когда все просыпается на Руси и жадно потянулось к просвещению, не понижать нужно тип народного учителя, а, наоборот, повышать его, чтобы деревня мoглa видеть в своей школе рассадника действительного просвещешя, руководимого образованным человеком, во всеоружии европейского знания. Иначе может случиться так, что быстро бегущая вперед деревня сделается выше своего учителя и все благожелательные меропpиятия, исходящие из Петрограда, не будут пользоваться доверием народных слоев.

И так пусть, минует нашу народную школу малоподготовленный учитель-инвалид и пусть придет в деревню настоящий педагог, хорошо осведомленный в вопросах воспитания и имеющий общий образовательный ценз не ниже среднего.

Только такой педагог может руководить народной школой в возрождающейся ищущей просвещения деревне.

Для наших же доблестных иивалидов не мало найдется полезной работы и на других поприщах. Они могут с честью служить деревне в роли инструкторов пчеловодства, садоводства и огородничества. Они могут явиться в деревню проводниками ремесленных знаний, в которых так еще нуждается наша глушь.

Слесарное ремесло, починка и постановка сельско — хозяйств. машин, немаловажная отрасль корзиночного дела, наконец, чуждое деревне часовое мастерство — все это может в совершенстве изучить наши инвалиды и придти в деревню в качестве насадителей этих полезных ремесленных знаний.

Но не понижайте тип народного учителя. Деревня идет вперед, деревня хочет приобщиться настоящей европейски поставленной науки. Своим пониженным типом вы оскорбите ее чувства и угасите в ней просветительные стремления.

Закончу свою статью сообщением только что полученной телеграммы из Полтавы:

В Вороньках, Переяслявского уезда, сельский сход признал неудовлетворяющими знания, даваемые крестьянам обыкновенными земскими школами и решил ходатайствовать об открытии четырехклассного высшего начального училища с участиемъ схода в расходах.

В этой телеграмме вы слышите голос пробужденной трезвой деревни.

Она уже не удовлетворяется обыкновенным рассадником знаний и просить дать ей повышенный тип школы. Как же мы будем ответ держать перед ней, назначая ей в просветители полуграмотных наскоро натасканных педагогов.

А. М.

 

< Вернуться к оглавлению >