НЪкто Дарвалдай пишетъ въ «Коп.», какъ происходитъ борьба съ роскошью у богачей и какъ у бЪдняков.

При яркомъ заревЪ войны плодились гycтo спекулянты, наживою упоены, и — покупали… бриллианты!.. Лилась тамъ гдЪ-то кровь во мглЪ, а тутъ въ гниломъ болотЪ тыла, у нихъ одно стремленье было: купить жемчужное колье!..

Тамъ, вЪрой пламенной объяты, съ врагомъ 6оролися солдаты, а здЪсь нeрЪдко ротозЪй брилльянтовъ рЪдкостныхъ караты для милой покупалъ своей…

Такъ продолжалось много дней…

Теперь другiе дни настали: бороться съ роскошью мы стали!.. Да, смело боремся мы съ ней!..

_______________

Въ коморкЪ забнутъ два студента, до злого дожили момента: имъ хочется, бЪднягамъ, Ъcть, но… «есть, да не про вашу честь»!.. И послЪ лютой голодовки у польской бродятъ все столовки, но какъ въ столовку имъ войти?.. Хоть имъ знакомы къ ней пути, но денегъ, денегъ гдЪ найти?

И говоритъ одинъ другому: «Что-жъ, радъ я случаю такому и въ немъ не вижу я бЪды… НЪтъ, я обЪдать не пойду, хотя душа въ столовку рвется: вЪдь, надо съ роскошью бороться…»

А вотъ картиночка для насъ въ квартирЪ однаго банкира: въ цвЪтахъ вся пышная квартира, уже обЪдъ и близокъ часъ… Съ закуской водку предвкушая, съ «самой» за столъ садится «самъ», рукою водитъ по усамъ и шепчетъ: «Женка, дорогая!.. Какой божественный балыкъ!!! Я такъ къ соленому привыкъ!.. Я гастрономъ отмЪнный, истый… Подай-ка мнЪ икры зернистой: сегодня я прочелъ какъ разъ очаровательный указъ что надо съ роскошью бороться; намажь икорки, какъ придется… Икра, вЪдь, роскошь — слухъ несется… Такъ бутербродчикъ мнЪ устрой, чтобъ… поборолся я съ икрой!..»

А воть несчастный мужиченка: онъ, правда, Ъстъ и пьетъ не тонко. Тссс!.. Онъ хлебать собрался щи!.. Въ тЪхъ щахъ ты мяса не ищи!.. О, да невкусны щи у голи… Къ тЪмъ щамъ нужна-бъ щепотка соли, но нынче — три копЪйки соль! Безъ соли щи хлебать изволь!.. Ъстъ щи безъ соли мужиченка — и у него въ щахъ бороденка… Онъ прямо, счастливъ въ этоть часъ… НЪтъ соли въ щахь? Что-жъ, обойдется! Онъ помнить хорошo указъ, что надо съ роскошью бороться!

А вотъ известный спекулянтъ; есть у него одинъ талантъ: хоть самъ онъ выглядитъ невинно, но у него бываютъ… вина. Онъ хлещетъ вина каждый день, и вина пить ему не лень!.. Онъ даже, не моргнувши глазомъ, опустошалъ бутылку — разомъ. И противъ роскоши указъ ему понравился какъ разъ и говорилъ онъ: «Что-жъ, придется указъ мнЪ вылолнить точь-въ-точь.. Я буду пить и день, и ночь; вЪдь, надо съ роскошью бороться!..»

 

< Вернуться к оглавлению >